КТО ПОДСКАЖЕТ? КТО ПОЙМЕТ? Известный гроссмейстер рассуждает о проблеме выбора тренера

Как подобрать Наставника? Хорошего специалиста, верного друга, старшего товарища, который разделит с тобой радость победы и горечь поражения? Печально, но с решением данной проблемы справляются единицы. Тот, кто сумел в нужный момент сделать правильный «ход» в этом направлении и добивается в дальнейшем успеха. О специфике тренерской работы рассуждает Адриан Михальчишин:

«Каждый сильный шахматист рано или поздно сталкивается с проблемой: «Где найти хорошего тренера и как оплатить его работу?» Глубочайшее заблуждение, что можно обойтись собственными силами. Мы говорили уже, каким замечательным шахматистом был Рашид Гибятович  Нежметдинов. Имелись, однако, серьезные недостатки. Тактик он был великий, но технические минусы перевешивали, можно сказать,  «стоял на одной ноге». Но комбинационный талант! Конечно, он стал Явлением. Но не было тренера, не было советчика, а сам он не чувствовал необходимости что-то поменять. Не было кому подсказать, а это очень важно! Подсказать, например, какие партии необходимо изучать в первую очередь. Я же рассказывал, как мы были на сборах у Ботвинника в Новогорске с Джеком Владимировым перед чемпионатом Европы. И М. М. говорит: «Да, вы не умеете играть эти позиции. Вам надо взять, условно говоря, партию Левенфиш-Чеховер 1938 года, потом Юдович-Гоглидзе. Изучаете, и понимаете, как надо играть такие позиции!»

Нежметдинов был, что называется, игроком-аматёром. Распылялся. Он играл и в шашки (прилично!), и «злоупотреблял», но, главное – не было человека, который мог сказать, как искоренять свои недостатки! Конечно, и возраст роль играл, но как говорят врачи: «можно было снять кое-какие симптомы».

Я тоже это понял, когда мне было 23 года, и я был одним из самых молодых гроссмейстеров мира. Я, Кочиев и Майлс. И что было делать? Я уже перерос всех тренеров, поработал даже с Корчным… Решил, что буду смотреть классические партии, анализировать и учиться. Для будущей тренерской работы это дало блестящую основу, а для того чтобы понять свои ошибки… Нет, я анализировал, конечно, свои партии по методу Ботвинника, но анализировал только тогда, когда плохо сыграл в турнире. Сыграл плохо – всё! Анализирую свои партии. Следующий турнир сыграл блестяще – отлично, всё так и должно быть! Потом опять плохо выступил – снова анализ, исписал целую тетрадь. Опять хорошо и т. д. А надо было постоянно работать над своими недостатками. В дебюте у меня проблем не было, был одним из самых лучших «дебютчиков», но вот работать над искоренением других пробелов… Вот этого я не сделал. Даже расчет вариантов, где я вроде был силен, был очень «сумбурным». Также, кстати, как и у Белявского. Слишком много мы считали. Особенно молодыми… Как счетные машины! Сейчас смотришь на позицию и видишь ее по-другому. Туда-сюда. Знаешь, что вот надо посчитать вот это. А вот это считать не надо. А тогда считали все! Молодые были, глупые… Только Дворецкий, когда я пошел к нему на консультацию мне на это указал: «Слишком много считаешь! И неправильно, не системно!» Но было слишком поздно… Если бы он сказал мне это в двадцать, а мне было уже тридцать…

Трудно «снимать тормоза» по Дворецкому, гораздо проще, как делают сегодня многие, показывать знакомые дебютные схемы. Система специальных упражнений была у Бондаревского, которую он применял в работе со Спасским. Но этого все равно было очень мало. У Дворецкого была выработана целая система, охватывающая эндшпиль, технику игры и расчет вариантов. Кроме того, она была апробирована на его учениках – гроссмейстерах высочайшего уровня. И каждый мог найти для себя что-то новое. Но нельзя объять необъятное. Дебют Марк Израилевич охватить при всем желании не мог. Сейчас проще. Ряд высококлассных тренеров специализируются по отраслям шахматного знания. Чучелов, например, расчет вариантов и дебют… Каждый делает хорошо то, что не может делать другой. Каждый имеет свое «ноу-хау». То, что Марк стал основоположником современного тренинга – в этом нет никаких сомнений. Правда, характер у него был не то, чтобы тяжелый, но какой-то специфический…

Отсутствие постоянного тренера сыграло роковую роль в судьбе Исаака Болеславского. В 50-м году по сумме результатов его можно было считать первым в мире. Хотя, в известной степени, Исаака Ефремовича можно назвать игроком одного турнира. ТП 1950 года в Будапеште. Да, это был «турнир жизни», и он обязан был идти до конца. Но я слышал от многих, что Исаак Ефремович считал, что у него нет шансов против Ботвинника, потому что тот не подходил ему по стилю. Это уже на подсознательном уровне. Начинаешь верить в конечный неблагоприятный результат. Он себе так вбил это в голову. Хотя ясно было, что имел место неправильный выбор дебюта, например. Кажется, матч-турнир на звание абсолютного чемпиона СССР 1941 года. Болеславский играл черными. «Французскую» с изолятором! Болеславский и «французская», что-то не то. Правда? Болеславский и «сицилианская», Болеславский и «испанская». Но уж никак не «французская»! Неправильный выбор дебюта сначала в одной партии, потом во второй. И пошло-поехало… Не туда! Не то, чтобы он был слабоват в плане спортивного характера. Интеллектуально он был очень силен. Но. Ботвинник был готов и страдать, и терпеть, и мучиться  в трудной позиции. А Болеславский любил не то, чтобы удобную жизнь, но свободную игру. К перечисленным тяготам морально не был готов. Относился к этому по-другому, поэтому у него не было настоящего чемпионского характера. А чемпион должен быть готов к страданию. Как объяснял Мохаммед Али? Закрываешь голову руками и стараешься переждать. И самое главное – не было постоянного тренера!

Другая трагическая фигура – Леонид Штейн. Достиг своего пика к 66-67 годам, потом за счет своего великого таланта и силы выиграл гроссмейстерский мемориал Алехина в 1971 году, но перед этим у него на три года был просто «вылет из обоймы». У трехкратного чемпиона СССР не было постоянного тренера! Не с кем было посоветоваться. Помните, как Спасский говорил Бондаревскому: «Фатер, чувствую в себе силу необычайную, а не стать ли мне чемпионом мира?» Такой же вопрос было бы неплохо задать Штейну. Но некому было. Вся проблема, что некому. В Киеве был, конечно, Сахаров, но я не думаю, что он мог сильно помочь Штейну.  Как и Спасский, Штейн был «разгильдяем», но другого плана, чем Борис. Бондаревский был хорош для «разгильдяя питерского разлива», а львовскому требовалась иная, но тоже «ежовая» рукавица. Хотя Леонид был попроще Спасского, но он постоянно занимался самообразованием, много читал, заочно закончил университет. Он очень старался, понимал необходимость образования. Кому из больших шахматистов сейчас придет в голову получать образование? В принципе, и Штейн мог бы обойтись без него, ведь и в те времена некоторые из «великих» не имели высшего образования. Бронштейн, Керес… Василий Васильевич, Бог знает, сколько учился. Кстати, когда он поступил на первый курс в МАИ, он рассказывал, что на одной из первых лекций услышал буквально следующее: «пожар в самолете – явление неизбежное». Правда, это было в 39-м или 40-м году…

Тренеров сейчас оплачивать на постоянной основе, мало, кто может. Поэтому молодым гроссмейстерам нужно работать с тренером раз-два в год по неделе. Получить наставления, критику и далее работать самостоятельно. Мой опыт работы это подтверждает. Поработаешь, и полгода ученик выдерживает заданное направление. Но потом надо опять корректировать курс. Инерция заканчивается, надо начинать «по новой». В Голландии у меня было двое блестящих учеников, которые, по сути «запороли» свой талант. Ван дер Дул и Деннис де Фройг. Деннис был дважды чемпионом Европы среди юношей до 20 лет. А Ван дер Дул имел в 96-м году 2600, тогда это было более чем солидно. В восемнадцать лет!

Во многих западноевропейских странах как? Исполнилось шахматисту восемнадцать, и снимают материальную поддержку. То есть после восемнадцати ни стипендии, ни сборов с тренером, должен заботиться обо всем сам. Ребята летели к 2700 как ракеты, но исполнилось восемнадцать, система поддержки перестала работать. Надо вроде как-то перестраиваться, но посоветовать было некому. Федерация перестала оплачивать тренеров».

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.